№60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                       №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                 №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                     №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                 №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                   №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА
Воробьишки-драчунишьки
Пётр СПИНЧЕВСКИЙ                                     (Беларусь, г. Минск)
Гена встал сегодня утром как обычно. Можно было бы, конечно, ему поваляться в постели, понежиться. Воспользоваться тем, что не пришлось на самом рассвете  ехать на дачу на дежурство. В садовом товариществе,  в котором он состоял, осенью всегда составляют график дежурств на целый год вперёд. И каждому члену товарищества выпадает два дежурства. Ему, например, выпали: одно в конце декабря месяца, почти на самое Рождество, а другое в середине апреля следующего года, перед Пасхой. Дежурить нужно было целые сутки и по два человека. Но практически так никто не делал. Дежурили по очереди: один человек - в один раз, а его напарник - в другой раз. Так удобнее. Гена своё дежурство уже отдежурил на Рождество. А его напарник, сосед по даче, обещал ему, что обязательно отдежурит в следующем году, весной. Но перед самым дежурством попал в больницу. И Гене было неизвестно, когда же сосед выпишется? Поэтому Гена накануне дежурства на всякий случай оформил себе на работе отгул. Но вчера, буквально вечером, позвонил Витя, друг соседа, и сказал Гене, что он ещё давно поменялся с его соседом дежурствами. Так что на даче сегодня будет всё в порядке - Витя дежурит вместо соседа Гены. Конечно, после такого вчерашнего сообщения Гена мог бы сегодня  выйти на работу, но ему захотелось побыть дома и сделать кое-какие домашние дела. Да и его жена обрадовалась такому решению - ей ведь достанется меньше домашней работы. Она, быстро позавтракала, написала ему целый список того, что он должен купить в магазине, и помчалась в свой офис. Гена решил сначала утром сходить в магазин, а потом уже заняться домашними делами. Магазин, огромный супермаркет, был рядом почти у самого его дома. Гена, не спеша, сходил в магазин и купил всё необходимое по списку. Поднимаясь по лестнице своего подъезда, он встретил Свету, соседку с третьего этажа. Она стояла на лестничной площадке и явно поджидала его. По-видимому, она увидела Гену с кухни через окно, когда он уже подходил к своему подъезду.  - Здравствуй, Демьяныч! Ты что сегодня не работаешь? - С некоторым задором спросила она. - Здравствуй. Да, вот взял отгул, - ничего не подозревая, откровенно ответил Гена. - А что на дачу поедешь или дома будешь? - спросила она снова. - Буду дома, дел всяких накопилось, - спокойно ответил он, собираясь уже подниматься дальше, на свой этаж. - Слушай, Демьяныч, выручи! Машу после болезни выписали уже в детский сад, но только с завтрашнего дня. А мне Павлика нужно сегодня  к одиннадцати часам свозить в поликлинику на осмотр. Пусть Маша побудет пару часиков у тебя, пока я с Павликом съезжу. Не хочется её зря тащить с собой. Мы как вернёмся домой, так я её сразу и заберу, - поведала Света, пристально смотря Гене прямо в глаза. Честно говоря, ему и его жене Света никогда не нравилась - какая-то уж бестолковая и шалопутная женщина. Муж у неё - выпивоха. Да и сама она ему в этом мало уступала. Работы постоянной у обоих нет. Непонятно даже за счёт чего они живут сами, да и двоих детей растят? Но ведь как-то живут! Сейчас Света не работает, она в отпуске по уходу за Павликом до трёх лет. А пятилетнюю дочку их, Машу, Гена хорошо знал. Ведь она не первый раз у них остаётся. Очень умная и хорошая девочка. С ней даже очень приятно беседовать. Всё хочет знать и про всё спрашивает. Бывает задаст такой вопрос, что сразу и не ответишь. - Ну, приводи, - сказал Гена спокойно Свете и медленно пошёл домой. Дома он ещё не успел выложить в холодильник все продукты, как раздался звонок. Гена открыл дверь и увидел Свету с Машей. Маша стояла какая-то грустная и держала в одной руке куклу, а в другой - наполненный почти до верха пакет, наверно с игрушками. Света и Маша, молча, вошли в прихожую. - Вот побудешь недолго у дяди Гены. Тебе ведь нравится бывать у него! - проговорила Света и, не дожидаясь ответа, быстро вышла из квартиры. Гена закрыл дверь и сказал: - Ну, здравствуй, Машенька! Пойдём в зал. - Маша, ничего ни говоря, как-то без всякой радости пошла за ним. - Ты не стесняйся, раскладывай свои игрушки на диване и можешь играться. Я вижу у тебя новая кукла! Как её зовут? - спросил он. - Никак, - угрюмо ответила Маша. - Это несправедливо, - сказал Гена. - Как это? - с нескрываемым уже интересом переспросила Маша. - А вот так. У каждой куклы должно быть имя. Ты как бы хотела её называть? - спросил Гена. - Не знаю, - задумываясь, сказала Маша. - А может… Лена? - через секунду вдруг выпалила она. - Конечно, можно. Лена - это очень красивое имя, - сказал Гена и, взяв куклу, посадил её посередине дивана. Он с Машей стал потихоньку выкладывать игрушки из пакета. Маша перестала стесняться и даже стала его поправлять, если он клал игрушку не на то место, куда она хотела. - Ну, вот. Мы все игрушки положили. И теперь каждый может заниматься своим делом, - с некоторым удовлетворением  сказал Гена . - Машенька, а может ты кушать хочешь? - Поинтересовался он на всякий случай. Маша сначала как-то недоверчиво посмотрела на Гену, потом немного задумалась и тихо прошептала: - Не откажусь. - Честно говоря, ответ Маши его озадачил. Он даже не представлял себе, чем же можно кормить маленьких детей. - Хочешь я тебе сосисок сварю или… сырники сделаю? - в некоторой нерешительности спрашивал он девочку. Маша  молчала. - Ну, что будешь кушать? Сосиски?.... Сырники? - Снова переспросил Гена. - И сосиски и сырники, - уверенно ответила Маша. - Ну, хорошо. Тогда начнём с сосисок. Ты тут одна поиграй, а я пойду на кухню и сварю их тебе. Договорились? - ещё раз спросил он девочку. - Ладно, давай иди, - уже без всякого стеснения ответила Маша. Гена ушёл на кухню и достал из холодильника сосиски, которые недавно купил. Единственное, что он хорошо знал так это то, что питание для детей должно быть свежим и высококачественным. Он стал варить сосиски. До него из зала изредка доносился голос Маши, которая что-то говорила своей кукле Лене. Она уже почти полностью освоилась в квартире и даже несколько раз прибегала к Гене на кухню. В первый раз она попросила у него тряпочек, чтобы ими, как одеялами, укрывать своих маленьких куколок. В другой раз она прибежала и спросила, готовы ли сосиски, а то её дети уже с голоду умирают. Когда сосиски наконец сварились, Гена  пошёл позвать Машу. У неё на диване был целый детский сад. Маленькие куколки, как дети, лежали укрытые одеялами и спали. А кукла Лена была у них воспитателем. Гена сказал Маше, что сосиски уже готовы и они тихонько пошли на кухню. Увидев сосиски, Маша сразу села за стол, но Гена заставил её пойти помыть руки. Маша долго сопротивлялась, но всё-таки, правда, не без его помощи, помыла руки. Они вдвоём сели за стол и стали есть сосиски с хлебом. За едой Маша рассказывала про свою жизнь дома и в детском саду. Когда на общей тарелке осталась одна сосиска, Маша перестала говорить и стала ждать, когда Гена съесть свою сосиску. Гена понял её желание и сказал ей, что больше сосисок есть не будет. Маша с удовольствием доела и последнюю сосиску. Закончив завтрак, они пошли в ванную и снова помыли руки. После этого Маша сразу же помчалась в комнату продолжать играться. А Гена вернулся на кухню и стал обдумывать, как это ему сделать сырники - давно уже их не делал. Он так увлёкся своим занятием, что не заметил, как Маша через некоторое время снова пришла на кухню и стала наблюдать, как он делает сырники. - Что? Ещё что-нибудь надо? - Спросил он Машу, увидев её, стоящую у стола. - Да, - ответила она и попросила. - Гена, открой мне балкон. Я хочу прогнать воробьёв, которые сидят на дереве у балкона. Они так расчирикались, что сил уж нету! - Гена просто не смог сдержаться и заулыбался. - Неужели так громко расчирикались? - спросил он Машу. - Ой, не говори, Гена. Так расчирикались, что аж перья летят! - возбуждённо сказала девочка. - Как перья летят? - с недоумением переспросил он. - А вот так. Один воробей так сильно клюнул другого, что с него аж перья полетели! Вот паразит! - с возмущением поведала Маша. Гена, конечно, не мог оставить без внимания такое интересное событие. И они вдвоём пошли в зал и тихонько подошли к балконному окну. Гена аккуратно раздвинул шторы пошире и они стали внимательно рассматривать дерево, которое росло у его балкона и своими ветками, раскачиваясь при ветре, почти касалось балконных рам. Сам балкон был застеклён с трёх сторон. Только внизу, с левой стороны, на стыке с соседним балконом, была небольшая дырка. Так как дождь через неё не попадал на балкон, то Гена её не заделывал и оставил для вентиляции. Листья на дереве уже начали распускаться, но ещё полностью не распустились. Так что им было легко заметить стайку воробьёв, сидящих на ветках дерева. Воробьи, действительно, были очень возбуждены, громко чирикали и очень часто перелетали с ветки на ветку. Гене не было видно, что делалось ниже его балкона, но что-то явно провоцировало птиц на такое поведение. У Гены не было времени выяснять причину такого явления. И, конечно, он не мог отпустить Машу, одну на балкон. - Машенька, а зачем их прогонять? Пусть себе выясняют свои отношения. А ты тихонько понаблюдай за ними через окно, а потом всё расскажешь мне. А я пойду сырники доделывать. Ну, как согласна? - с некоторой тревогой спросил он. - Хорошо, Гена, - сказала Маша и тут же добавила, - только сырников сделай побольше. - Сделаю. Обязательно сделаю побольше, - с облегчением ответил Гена и пошёл на кухню. Он снова принялся за работу: посыпал мукой доску и стал на ней лепить сырники. Не успел он слепить последний сырник, как на кухню прискакала Маша. - Ну, какие новости? - спросил Гена. - Новости плохие. Почти все воробьи разлетелись. Осталось только  два драчуна, - доложила ему Маша.  - А почему два драчуна? - поинтересовался он.  - Гена, ну, как ты не понимаешь? Гоняются они друг за другом, да и долбают друг друга. Поэтому и драчуны, - с серьёзным видом выговорила ему Маша и поскакала обратно в зал. - Интересно, - подумал Гена. - Сколько живу на свете, а вот как воробьи дерутся не видел. - Только он так подумал, как услышал голос Маши. - Гена! Гена! Иди скорей сюда! - Он, не снимая с себя фартук, сразу же пошёл на зов. - Что случилось? - спросил он почти у самой двери зала. - Смотри, Гена, один драчун на балкон залетел! - почти прокричала Маша и показала ему рукой. Гена подошёл к окну и посмотрел в ту сторону, куда ему показала девочка. С правой стороны он увидел взъерошенного воробья, сидящего на балконном шкафчике у самой боковой застеклённой рамы. Он был явно ошарашен произошедшим. Но то, что Гена увидел дальше, не поддавалось никакому логическому объяснению. С улицы у этой же рамы на кормушке сидел другой воробей и клювом стучал в стекло. Гена всё пристальнее всматривался в происходящее и видел только одно: да, другой воробей с улицы клювом стучал в стекло. Маша тоже, затаив дыхание, следила за ним. - Гена, а чего он стучит? - шёпотом спросила она и добавила, - наверно хочет стекло разбить? - Гене трудно было что-нибудь ответить девочке. - Может быть. Маша, ты ничего не делай, стой спокойно и жди меня. А я пойду, сниму фартук и руки помою, а то они у меня все в муке, - сказал он и, быстро снимая фартук, побежал в ванную. Помыв руки, он вернулся к Маше. - Надо выпустить воробья! - сказал Гена девочке. - Отойди немного в сторону, а я выйду на балкон. - Гена открыл балконную дверь и вышел на балкон. Воробей, что был на балконе, испугался, взлетел и мимо его лица перелетел на левую сторону балкона. Гена открыл боковую балконную раму и быстро ушёл с балкона. Другой воробей, что сидел у этой рамы с улицы, влетел на балкон и присоединился к первому воробью. Они оба, усиленно махая крыльями, на некоторое время как бы повисли в воздухе, а потом в одно мгновение выпорхнули через открытую балконную раму. - Вот чудеса! - проговорила Маша. Гена вновь вышел на балкон и закрыл боковую раму. Воробьи уселись рядом друг с другом на ветку недалеко от балкона. Они по-видимому ещё не опомнились от всего случившегося. - Смотри Гена, сидят вместе и уже не дерутся! - сказала Маша. - Теперь они уже никогда не будут драться, - добавил Гена. - А сейчас, Маша, давай пойдём на кухню и будем поджаривать наши сырники, - сказал он девочке. И они вдвоём направились на кухню. Гена быстро поджарил первую порцию сырников, положил их Маше на тарелку и полил сметаной. Когда Маша кушала, раздался телефонный звонок. Гена поднял трубку - это была Света. Света сказала ему, что она уже дома и когда переоденет Павлика, то сразу придёт за Машей. Но Гена сказал Свете, что он сам приведёт её домой. Когда Маша покушала, они собрали все её игрушки и пошли домой к Маше. Света открыла им дверь и сразу же спросила у дочки: - Ну, что интересно было у дяди Гены? - Маша, не раздумывая, сразу доложила, - Ой, мама! Воробьи у Гены чуть окно не разбили! - Света в недоумении посмотрела на Гену и спросила, - Как это чуть не разбили? -  Гена замялся на некоторое время, так как не знал, что ответить. - Ну, Маша потом тебе всё сама подробно расскажет, - наконец, сказал он и добавил, - а я пойду домой. - Гена уже хотел уходить, но Света собой загородила ему дорогу. - Слушай, Демьяныч, давай по стопочке выпьем! - предложила она. - Спасибо за предложение. Но ты ведь знаешь, что я не пью…, да, и тебе не советую, - ответил Гена Свете. - Ну,  как хочешь, Геннадий Демьянович? Ты просто золотой человек! Большое тебе спасибо! - глубоко вздохнув, сказала Света. Гена попрощался со Светой и Машей и пошёл домой. На душе у него было легко и радостно! Ведь добро, раз сделанное, не исчезает потом. Оно только от одного человека, чаще всего в изменённом виде, переходит к другому человеку. Это нужно помнить всегда и делать добро. До новой встречи дорогие читатели ИБК!


П
ё
т
р

С
П
И
Н
Ч
Е
В
С
К
И
Й

В
о
р
о
б
ь
и
ш
к
и
-
д
р
а
ч
у
н
и
ш
ь
к
и
П
ё
т
р

С
П
И
Н
Ч
Е
В
С
К
И
Й

В
о
р
о
б
ь
и
ш
к
и
-
д
р
а
ч
у
н
и
ш
ь
к
и
П
ё
т
р

С
П
И
Н
Ч
Е
В
С
К
И
Й


© 2006, IBK. All Rights Reserved. Design by TRANSiDESIGN. Idea and some photos of ARTUNION.
Интернет-газета Белорусская Криница 
Культура