№60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                       №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                 №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                     №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                 №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА                                   №60, АПРЕЛЬ 2011 ГОДА
Демократия по просьбе
       Янина  ШЕЛЕСТ                                    
Если спросить у любого человека, каким он хочет быть, то практически всегда можно услышать ответ, что здоровым и богатым. И это вполне естественно, кто же хочет быть больным и бедным? И каждый человек в отдельности это понимает и воспринимает как должное. Но вот если бедным и несчастным не хочет быть целый народ, то это уже для власть имущих является ненормальным, противоестественным. И это они считают преступным и вмешательством извне. Что же сейчас происходит в Африке? После начала арабской революции в декабре 2010 года многие политические аналитики сразу же начали выискивать те страны, которые могут быть заинтересованными в этих событиях. Так смена власти в Тунисе, которую уже назвали "жасминовой революцией", стала неожиданным событием не только для этой страны, но и для всего арабского мира. Ведь последние десятилетия Тунис считался одним из самых стабильных и экономически развитых государств арабского мира. Образовательный уровень его населения в сравнении с соседями очень высок. Культура, сформировавшаяся под сильным французским влиянием, является богатой и разнообразной. Тунис выступал надёжным союзником Запада в борьбе против "Аль-Каиды", хотя его руководство и считалось авторитарным, но публичные казни или массовый террор против оппозиции не практиковало. Правители воровали регулярно, но без фанатизма, народ жил небогато, но не впроголодь. В сравнении с соседями, такими как Ливия или Алжир, эта страна смотрелась очень даже прилично. После того как в Тунисе свершилась революция, в головах арабов из других стран сработал некий переключатель: они поняли, что добиться смены режима вполне возможно. Вековой страх перед президентами или эмирами пропал. В том, что Тунис - это только начало, никто даже и не сомневался. Поэтому арабские лидеры один за другим бросились проводить реформы. Но революция в Египте всё равно началась. Хотя режим Хосни Мубарака считался едва ли не самым стабильным в регионе. Организованной оппозиции в стране не было, египетские спецслужбы и полиция жесточайше подавляли любое инакомыслие, армия, модернизированная на американские деньги, считалась надежной опорой правительства, положение на международной арене было безоблачным. Даже экономика, хотя и оставалась слабой, все же росла быстро и уверенно. Из-за бурлящей египетской революции многие не обращали внимания на быстрое развитие более широкого процесса, важной частью и двигателем которого была эта революция. Речь идёт о коренных переменах во всём регионе. В западной прессе происходящее всё чаще стали называть "кризисом системы" и даже "концом американского Ближнего Востока". Причем опасения были не беспочвенны: в Иордании, Алжире, Сирии и Йемене быстро появлялись собственные "революционеры", решившие повторить Тунис и Египет у себя дома. Первым сориентировался король Иордании Абдалла II. Как только на улицах стали собираться демонстранты, требующие перемен, он отправил в отставку правительство и пообещал, что новый кабинет министров проведёт реформы. Надо сказать, что у короля, который ведёт свой род непосредственно от пророка Мухаммеда, ситуация самая простая. Непосредственно его не собирались свергать даже самые радикальные исламисты: король неприкасаем. Но антиправительственные беспорядки были вполне вероятны, так что монарх сыграл на упреждение. Вторым навстречу пожеланиям сограждан пошёл йеменский диктатор Али Абдулла Салех, правящий своей страной уже 32 года. Он пообещал, что в очередной раз в 2013 году на пост президента баллотироваться не будет. Оперативность его реакции тоже объяснима: Йемен - самая бедная и нестабильная страна Аравийского полуострова, раздираемая сразу двумя сепаратистскими конфликтами и считающаяся едва ли не главной базой "Аль-Каиды". Кроме того, у многих йеменцев есть огнестрельное оружие, поэтому метанием камней (как в Египте) там дело не ограничится. Свержение президента Сирии Башара Асада местные "несогласные" наметили на 4 и 5 февраля. Они призвали сограждан в эти дни прийти к местному парламенту, чтобы потребовать немедленной демократизации. Однако сирийский лидер тоже быстро сообразил, к чему идёт дело. Через прессу (как местную, так и западную) он пообещал политические реформы и выделил четверть миллиарда долларов на субсидии самым бедным сирийцам. Пока это сработало: 4 февраля желающих его свергнуть не нашлось, хотя всё ещё может поменяться - Египет тому хороший пример. Алжирский президент Абдель Азиз Бутефлика стал пока последним из числа вспомнивших о народе арабских лидеров. При этом освежению его памяти поспособствовали не только беспорядки в Каире, но и действия собственных сограждан: в нескольких городах страны прошли акции протеста, а число алжирцев, решивших сжечь себя в людном месте, достигло десятка. Бутефлика, подумав, сообщил народу, что 19-летнее чрезвычайное положение будет скоро отменено, лидеры политических партий получат возможность выступить по радио и телевидению, а мирные демонстрации будут легализованы везде, кроме столицы. Трудно объяснить это столь внезапное и массовое увлечение арабских лидеров демократией чем-либо иным, кроме страха разделить судьбу тунисского коллеги Зин эль-Абидин Бен Али, которого приютили в Саудовской Аравии. Возможно, жители стран, чьи руководители согласились немного ослабить железную хватку, и оценят такую щедрость. Но скорее всего - нет. Дело в том, что никаких коренных противоречий, приведших к волнениям, обещания частичной демократизации не снимают. Благодаря высокой рождаемости, слабому развитию экономики и быстрому распространению современных средств связи во многих арабских странах образовалась критическая масса молодых людей, крайне недовольных положением вещей и прекрасно осведомленных о том, что жить можно гораздо лучше. Их заботит не столько цена на хлеб, сколько возможность свободно выражать свои мысли, путешествовать по миру и делать карьеру. Поскольку архаичные клановые общества таких возможностей не предоставляют, выход молодёжь видит в смене существующих режимов на более либеральные. В общем, весь Ближний Восток вошёл в период больших потрясений. Каким он из них выйдет, сейчас точно не скажет никто. А неизвестность, как известно, пугает сильнее всего. Но ясно, что все эти события являются результатом накопившихся со временем внутренних противоречий, а не результатом какой-либо внешней экспансии. Я думаю, что молитвы страдающих народов были, наконец-то, услышаны и демократия  постепенно будет входить в жизнь арабских народов.



Я
н
и
н
а

Ш
Е
Л
Е
С
Т

Д
е
м
о
к
р
а
т
и
я

п
о

з
а
к
а
з
у

© 2006, IBK. All Rights Reserved. Design by TRANSiDESIGN. Idea and some photos of ARTUNION.
Я
н
и
н
а

Ш
Е
Л
Е
С
Т

Д
е
м
о
к
р
а
т
и
я

п
о

з
а
к
а
з
у

Зин эль-Абидин
Бен Али (Тунис)
Хосни Мубарак (Египет)
Али Абдулла Салех (Йемен)